Doktornic (doktornic) wrote,
Doktornic
doktornic

Categories:

Книга «Операция Падение»

Это самая сложная для понимания книга из всех, которые уже написаны и будут написаны в будущем. Но я обязан ее готовить и публиковать. Хотя на самом деле автором является совсем другой человек. Человек ли??? Можно ли назвать человеком того, в ком мирно уживаются сразу три личности. Три ВЕЛИЧИНЫ.
Одна из личностей – это тот персонаж, чье имя отныне – Пернатый Змей. И повествование в основном будет идти от его имени. Поверите Вы ему или нет – для меня и для него неважно. Важнее то, что на сегодняшний день очень многое из того, что он рассказывает, уже много раз подтверждено фактами. Как подтверждено фактами и то, что встретились мы с ним вовсе не случайно. Так было предопределено судьбой и «Верхними».

«Я из расы Пернатых Змеев. Мой дом за вратами.
Моя тюремная зона – Земля. Мое поле битвы – сознание людей.
Моя бесконечная Земная жизнь – исполнение долга. Мое оружие – знания.
Мой источник сил – надежда. Мое убежище – тьма.
Мой крест – одиночество. Мой цвет – синий».
«История  жизни всегда начинается с даты и места рождения, со сведений о его родителях, но только не в моем случае.
Я могу сообщить практически все о том, в чьем теле пребываю много Земных лет, но мало знаю и помню о самом себе.
Память – великий дар и великое наказание. Память – это то, что мы стремимся приобрести и от чего стремимся избавиться. Без памяти нет личности потому, что личность, по сути, и есть сгусток памяти.
Я всего лишь представитель великой расы. Маленькая часть великого целого, крохотный солнечный зайчик на холодной, каменной стене. Жалкое отражение великого светила.
В этом теле я  не обладаю всеми знаниями. Я даже не обладаю целостной памятью. Моя память похожа на лохмотья безликого нищего. Кто знает, кем он был? Кто видел, в каких нарядах он когда-то ходил, в каком доме жил, какую прожил жизнь и от чего стал нищим? Люди, не спешите судить о нем. Не спешите смеяться над ним. Не спешите  его унизить. Вы можете ошибаться и не знать, кто на самом деле стоит перед вами. И уж тем более не можете знать, кем он вновь станет завтра.
Воспоминания в течении жизни пробиваются на свет, словно ростки среди холодных скал.  Только самые сильные, самые стойкие  пускают корни в трещины скал, продолжают расти, и дают плоды.
Не требуйте от меня того, что я не в силах сейчас  вам дать. Всему свое время.
2.
Маршевые двигатели спасательного корабля были выключены. Он медленно подплывал к планете, которая находилась на самых задворках вселенной. Периодически срабатывали коррекционные двигатели и выбрасывали струю синеватой плазмы.
В данной системе, насчитывавшей 13 планет вокруг звезды Атара, в течение непродолжительного времени бесследно исчезло восемь исследовательских кораблей расы Пернатых Змеев. Лишь на орбите этой, безымянной планеты, удалось обнаружить один  из пропавших кораблей, но без экипажа на нем.
По истечении контрольного времени, корабль самостоятельно откорректировал высоту орбиты и вошел в режим ожидания.
Судя по данным, поступавшим с автономных исследовательских зондов, на двух планетах из 13, ранее существовали высокоразвитые цивилизации. На безымянной разумная жизнь погибла в самом начале ее развития. Условия жизни, флора и фауна планет, конечно же, имели различия, но в целом были благоприятными для развития многих форм жизни.
Автономные исследовательские зонды не выявили ничего, что могло бы препятствовать высадке на планету.
По приказу начальника экспедиции, на поверхность планеты был отправлен челнок с группой спасателей.
Я мало что помню. В памяти сохранились лишь отдельные фрагменты. Климат планеты был теплым, временами даже жарким. Было много растительности, животных. К сожалению, в т.ч. и хищных. Несмотря на то, что исследовательская база была хорошо защищена, я все же избегал возвращаться в нее.
Я не могу сказать, родился ли я на той планете или же на корабле во время полета. На момент прибытия группы спасателей мне было примерно 10-12 лет по земным меркам. По-видимому, в полном одиночестве, за пределами станции, в дикой природе я пребывал не один год, т.к.  на тот момент моего обнаружения   на мне была лишь потрепанная набедренная повязка. Я жил тем, что днем собирал съедобную растительность, иногда  удавалось подбить и какую-нибудь мелкую живность. Сготовить ее необходимо было до заката здешнего солнца. И вообще моя активная фаза жизни прекращалась с наступлением сумерек. Ночью я основательно закрывался в одной из пещер и не покидал ее до восхода. В ночное время суток нельзя было разводить костер, тем более готовить на нем пищу. В это время миром правили хищники. Их было так много, и стольких форм, что казалось, здешняя природа пребывала в небывалом творческом подъеме, когда создавала их.
Позже я узнал, что группа засекла меня с помощью сканера, когда я следил за своей добычей из - за большого куста. Для прибывших странным показалось то, что вопреки науке, мальчик не забыл свой язык и не превратился в совершенно дикого Маугли. В физическом развитии я значительно превосходил своих сверстников. Задержек  в умственном развитии выявлено не было. В пещере, в которой я  прятался, было найдено множество носителей информации, которые я приволок с базы.
Меня долго и подробно расспрашивали, пытаясь узнать, что же произошло с моими родителями и с их коллегами. Но я мало о чем мог рассказать. Потом они попросили провести их в командный пункт. Я категорически отказался идти. Т.к. база была типовой, то у спасателей были ее подробные чертежи, схемы. Группа двинулась к базе, оставив со мною женщину - одну из членов группы. Путь к командному пункту прошел без происшествий. Внутри не было следов разрушений, все приборы, системы были в рабочем состоянии. По сигналу бортового компьютера материнского корабля  все технические системы базы были переведены в режим ожидания, т.к. внизу длительное время не фиксировалась рабочая активность, экипаж не выходил на связь, не отвечал на запросы.
Непонятными были некоторые обстоятельства.
Согласно инструкции, на орбите планеты в материнском корабле должна была оставаться группа поддержки. Она могла покинуть корабль лишь в исключительном случае – если кораблю грозила неминуемая гибель. Инструкции, практически на все случаи жизни были весьма жесткими, некоторые даже жестокими. Что могло заставить их покинуть корабль? Еще более странным казалось то, что челнок, на котором и исследовательская группа, и группа поддержки спустились на поверхность планеты, был взорван.  Именно взорван изнутри, на земле, а не потерпел крушение, не был сбит. Командир спасательной группы уже не знал, что и думать. Все возможные варианты, были рассмотрены, и ни один из них не объяснял наблюдаемой ими картины. Все транспортные средства, за исключением одного челнока, все системы…. Все было исправно. Просмотр видеоотчетов то же ничего не объяснял. Отчеты были стандартными, привычными. Ничего необычного, ничего такого, за что можно было зацепиться. Было впечатление, что гостей ожидал очередной сюрприз за каждым очередным поворотом и за каждой дверью.
Чего боялся мальчик? Почему он отказался идти с ними? Что могло так напугать его?
Двое спасателей, посланных в отсек гиперсна, доложили, что тела всех членов исследовательской группы находятся в капсулах. Это еще больше озадачило командира. Версии случившегося были исчерпаны.
Оставалось, согласно инструкции провести процедуру полного исследование тел на предмет наличия в них  паразитов, вирусов, болезней, радиации и пр. Сканеры не выявили ничего, что могло бы помешать переправить тела на челнок, а затем на  материнский корабль.
На орбите планеты группа техников, перешла  на исследовательский корабль, для того чтобы запустить все его системы в рабочий режим  и подключить его к управлению со спасательного корабля. Было решено, экипаж исследовательского корабля не выводить из гиперсна, а оставить в капсулах. Меня, в целях безопасности, и до полного выяснения обстоятельств, было решено тоже оставить на родном корабле вместе с двумя спасателями. Это были мужчина и та женщина, что оставалась со мною во время проверки базы.
Двигатели двух кораблей запустились синхронно. Переходя из одного режима в другой, оба корабля наконец-то набрали крейсерскую скорость. Впереди лежал долгий путь домой. Если бы маленький «Маугли» тогда мог знать, каким долгим и тяжелым окажется этот путь, в какой ад забросит его судьба, может тогда, на безымянной планете, он сбежал бы от спасателей и остался бы один на один с хищниками. Но тогда мальчик не мог знать, что его ждет впереди.
Поначалу ничего не предвещало беды. Связь с ведущим кораблем была постоянной. Дни текли в заботах, делах. Каждый выполнял свои функциональные обязанности. Сначала что-то неладное стало происходить на ведущем корабле. Мы заметили странные изменения в настроении экипажа и  поведении. Члены экипажа стали раздражительными, затем агрессивными. По непонятным причинам двое из экипажа наложили на себя руки. Причем, почему-то они выбрали самые не эстетичные методы самоубийства. То там, то тут в различных отсеках стали фиксироваться конфликты между членами экипажа. Доходило до кровавых мордобоев. Одни в ярости разбивали в кровь других, третьи же в это время ликовали, наблюдая за ними. Чем больше было крови, тем сильнее было ликование.
Я понимал, что  все это уже видел. Я знал, чем все это  закончится, и пока участь моих родителей и членов исследовательской группы не постигла спасателей, решил поговорить с теми, кто остался со мною. В каких-то других условиях, при других обстоятельствах, возможно, мне бы не поверили, но на тот момент все было слишком очевидно. Надо отдать должное тем, кто был рядом со мною. Они не стали выжидать, а незамедлительно связались с командиром экспедиции. Я уже не помню подробностей. Помню лишь то, что  командир был сильно озабочен происходящим. Он понимал, что произошло какое-то заражение. Но что является его источником, в какой форме?
Лишь теперь стало понятно, почему весь экипаж материнского корабля и вся исследовательская группа базы  оказались в капсулах на той проклятой планете. Не понятно только, почему никто не оставил сообщения для  спасательных экспедиций, которые рано или поздно должны были прибыть.
Но это обстоятельство было непонятным лишь на тот момент. Позже все стало на свои места и всему нашлось объяснение. Впрочем…., нет, не всему.
До сих пор я не получил ответа на два вопроса.
А. Почему я не подвергся заражению? Один единственный не зараженный ребенок из нескольких сотен взрослых.
Б. Почему в дневниках, отчетах экипажа обнаруженного корабля, и базы на поверхности планеты не было найдено ни одного упоминания обо мне?
Дальше история во второй раз повторилась во всех подробностях. Где-то насильно, где-то добровольно, но в конечном итоге удалось всех членов экипажа поместить в капсулы гиперсна. Последними в них легли те, кто оставался со мною. Все, кроме меня. То ли по медицинским параметрам, то ли по возрастным, или по каким-то иным причинам, но я был лишен возможности погружения в гиперсон.
Был полностью активирован искусственный разум корабля (ИРК). Теперь судьба двух кораблей и экипажа была в руках «Отца». Так я называл ИРК, который на долгие годы стал, без преувеличения, моим Отцом, моим защитником, учителем, другом, собеседником. Он заменил мне всех людей, которых я знал, и которых так и не довелось узнать.
Отец имел нескольких внешних носителей, т.е искусственные тела, находившиеся в различных частях корабля. Носители могли работать одновременно и по очередности. Но ни один не работал в автономном режиме. Все носители выполняли команды из единого центра. ИРК были переведены в подчинение все функции корабля, все системы, все роботы и автономные зонды.
Наверное, даже в самом, что ни наесть искусственном создании, рано или поздно загорается Божественная искра. Как иначе объяснить ту заботу, с которой относился ко мне Отец. Я засыпал и просыпался, слыша его голос. Ни на секунду он не оставлял меня без своего пристального внимания. Он научил меня всему, что я знал и умел на момент возвращения домой. Я обязан ему тем, что за эти годы не утратил рассудка, и остался человеком во всех смыслах. Никто не знал корабль, так, как знал его я. Никто не владел искусством навигации, так, как владел им я. Мои руки и глаза побывали во всех отсеках и досконально изучили их.
Мы преодолели три четверти пути к дому, когда Отец сообщил мне, что его сканеры зафиксировали сзади по курсу, догоняющие нас космические объекты. Согласно полученных данных, это были 7 кораблей нашей расы, но управление ими осуществлялось либо в ручном режиме, либо ИРК не известной нам расы. Кто, каким образом и почему отключил ИРК наших кораблей, было не известно. Они не отвечали на наши запросы, и словно безжизненные призраки преследовали нас.
Мы решили отправить в их сторону автономные зонды. Вскоре от них поступила информация о том, что ими  опознаны корабли-призраки. Ими оказались  именно те наши суда, которые некогда бесследно исчезли в системе звезды Атар. И тогда мы осознали, кого привели за собой к порогу нашего дома……… ».
Потом, когда на нашей родной планете узнали обо всем, когда были проанализированы все данные, полученные из разных уголков большого Космоса, было принято единственно верное в той ситуации решение. Так началась операция «Падение».
«По воле рока я родился и вырос вдали от Дома, никогда не видел его, и по всему, не скоро увижу. Может, не увижу никогда. Я не помню своих родителей, не познал их любви, не познал всего, что для вас стало привычным. Я завидую вам. Вы уходите, зная, что вас помнят и ждут. Вы будете чувствовать это, даже тогда, когда там, внизу, однажды забудете, кто вы, откуда и зачем пришли. Таковы условия. Но именно потому, что я одинок, мне в чем-то будет легче, чем вам.
Я не знаю никого из вас, как ни никто из вас не знает меня, и все же позвольте мне называть вас своими братьями, потому, что в моем теле присутствует часть расы Пернатых Змеев.
Вместе со мною уходят 12 добровольцев, приносящих себя в жертву, ради спасения Дома. Я преклоняюсь перед их мужеством.
Те, кто остаются, прошу вас, помните о ваших братьях за вратами, верьте в них, верьте, что они вернутся к вам.
А теперь, мы уходим в падение».
«Мы падали с небес, как раскаленные камни, уводя за собою армию Спрутов. Мы жгли за собою мосты и  наши крылья, а вместе с ними надежды на скорое возвращение. Мы видели, как за нами закрывались врата,  и как покрывало беспамятства опускалось на Землю. Мы должны подавить волю спрутов, приручить, изменить. Или нас подавят, приручат, изменят. Тогда нам никогда отсюда не выбраться».

«БОЛЬ»
«Существовал негласный договор между людьми и Богами. Это было так же естественно, как заботиться о своих детях или родителях. Никто не задумывался над тем, зачем он это делает, и что с этого получит.
Мы - раса Пернатых Змеев пришли, как творцы. Как выпускники ВУЗа, или колледжа, перед которыми стояли новые задачи. От длительной и сложной фазы обучения мы перешли к фазе претворения в жизнь полученных знаний и опыта.
Мы не создавали предшественника человека, мы его модифицировали, чтобы он смог принять нас, и не отторгал, не входил в конфликт с нами.
Мы предоставляли ему знания, он предоставлял нам опыт и возможности. Носитель был нашим инструментом. До нашего «падения» только так и было. Люди приносили нам в благодарность «дары», предоставляя свои тела на определенное время. Дары Богам. Мы были для них Богами. Это был осознанно выбранная жизнь в симбиозе с нами.
Мы сосуществовали в гармонии до тех пор, пока ….
Прометей начал с того, что посеял зерна сомнений в еще окончательно не сформировавшиеся человеческие головы.
Он принес людям не огонь познания, а огонь сомнения, огонь страстей.
Люди стали думать о том, что они уже достаточно знают, и теперь могут прекрасно обходиться без Богов. Так же ведут себя подростки.
«Хорошо - быть молодым,
За любовь к себе сражаться,
Перед зеркалом седым
Независимо держаться...»
Если дети благодарят родителей за то, что они создали их, растили, заботились о них, учили – это кажется противоестественным? Может это оскорбительно, унизительно для детей?
Кажется ли вам естественным то, что дети сдают своих родителей в дома для престарелых, бросают больных и немощных на произвол судьбы?
Именно так стали поступать люди. Начиналось все с малого. Люди перестали быть благодарными. Прометей смог убедить их в том, что они прекрасно могут обходиться и без Богов. Неблагодарность, вот с чего все началось. Благо - дарить. То, что было естественным, как любовь к своим родителям -стало отягчающей обязанностью.
Вторым этапом стал уход с пути духовного развития. Прометей повел их по пути страстей.
И наконец, наступил заключительный этап, когда люди окончательно отказались от Богов. Предали их. Как учил их новый наставник, пророк, который был не превзойденным мастером интриг и большим специалистом в такой дисциплине, как предательство. Да, он знал в этом толк.
Боги покинули людей.
Но свято место пусто не бывает. Природа, как известно не любит пустот. Прометей в одном лице заменил собою всех Богов, в отличие от которых, он был не внутри каждого, а снаружи.
Золотые кувшины заполнили фальшивыми монетами. Спруты легко, беспрепятственно проникли в носителей и полностью завладели ими.
Позже Прометей создал прекрасную легенду о своих подвигах, о скале к которой он был прикован….
Впрочем, все еще впереди».
Это было всего лишь небольшое вступление. Главное впереди – до него еще добраться нужно.
Сможем ли? Сможем – если вспомним, кем являемся на самом деле.
С уважением ко всем читателям, Doktornic.
г. Санкт – Петербург. Ноябрь 2016 г.




Tags: Падение, книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments